Навигация

 
Главная arrow История
Другая история Вятки | Версия для печати |

Image

Глава 1.Ключ к пониманию истории Страны Вятской

Первая глава пока еще не написанной книги "Другая история Вятки". Публикации будут продолжены на этой же страничке.

Слова Н.И.Костомарова о том, что «нет ничего в русской истории темнее истории Вятки и судьбы ее» известны всем. Наверное, только ленивые историки и журналисты не повторяли их в своих работах. Повторяют и поныне, несмотря на то, что с того момента, как они были произнесены, минуло уже полтора века, и мгла давно рассеялась. Но только не для ленивых, которые по-прежнему продолжают оправдывать словами великого русского историка свое незнание истории Вятской земли и, как правило, свою к ней нелюбовь.

Image
Николай Иванович Костромаров

Мы же заметим, что своим выражением Костомаров вовсе не хотел высказать презрение к нашей родине. И, вообще, не всей Вятской земле и не всем вятчанам были адресованы эти слова. Но, прежде всего, профессиональным историкам, которые тогда, в начале 19 века, действительно, мало, что знали о Вятке, а собственная историческая наука делала здесь только первые шаги.

С тех пор не только много воды утекло в Вятке реке, но и многое что изменилось в нашем крае, да и всем нашем Отечестве. Изменилась и историческая наука – возросла, возмужала, в том числе трудами А.А.Спицына, А.С.Верещагина, П.Н.Луппова, А.В.Эммаусского, Л.Д.Макарова, В.В.Низова, В.А.Бердинских и других ученых, проливших свет на прежде темную историю Вятского края. И хотя она еще по-прежнему полна загадок, но приведенные нами слова Н.И.Костомарова уже давно утратили свою актуальность, и от их необдуманного повторения светлее в нашем общем доме не станет.

И вот мы стоим перед закрытой дверью, за которой – неисчислимое богатство повседневной жизни, по крайней мере, тридцати поколений вятчан. Не открыв этой двери, не войти в дом вятской истории. Подобрать к ней ключи не просто. Особенно для вчерашних марксистов и атеистов, живущих совсем в другой системе координат, нежели наши деды и прадеды. «Отмычка» марксизма здесь не работает. А если ученый и дерзнет написать про историю Вятки с точки зрения «формационного подхода», то вряд ли у кого-то рука поднимется взять с полки эту книгу, полную гнева на «проклятое прошлое» и разной социальной зауми, за которой не видно конкретных людей.

Однако есть и другая крайность, отчасти похожая на головокружение, которое испытывает горожанин, проживший день –  другой в сосновом лесу. Она свойственна, как правило, добрым и искренним людям, которые хотят гордиться историей своей родины и в этом порыве не замечают ее исторических грехов. В этом случае, слово «вятский» становится своего рода «знаком качества» или «лейблом» всемирно известной фирмы, и все, что произведено под этим названием, несомненно, лучше, краше и «бащще». Вот где родина «Раздерихинских» пельменей, «Великорецких» котлет и других "творческих изысканий" местных умельцев. Вроде бы марксизм наоборот, а по сути – тот же марксизм, только с заметным привкусом кваса. Надо ли говорить, что такое мышление – тоже не исторично, и дверь вятской истории такой кривой отмычкой не откроешь.

Но как подобрать к ней верный ключ? И, вообще, возможно ли нам, жителям XXI века, понять тех, кто жил столько веков назад? Убежден, что возможно. Просто для этого надо вспомнить, что и мы, и они – люди. Со всеми вытекающими из этого нуждами, радостями и выводами. В том числе о том, что мы способны как подниматься в своей деятельности и творчестве до вершин, так и падать. Но также нам дана возможность вставать, каким бы глубоким и продолжительным не было наше падение. Именно с таких позиций излагает Библия историю еврейского народа, и кто скажет, что этот библейский подход не применим к истории жителей Вятской страны, то есть к нашей истории?

Кроме того, очевидно, что, если мы, действительно, хотим понять историю Вятской страны, то система наших оценок и суждений не может быть чем-то искусственно навязанным извне, но должна быть органично связана с жизнью вятчан. Причем на протяжении многих веков, с самого момента возникновения Вятской страны. Иначе как мы определим начальную «точку отсчета» и направление «векторов развития», положенных в основу нашей системы. Вот почему мы не можем не идти от начала. И здесь история не оставляет нам выбора – мы можем долго спорить, были ли наши далекие предки добрыми христианами, беглыми холопами или разбойниками, но, каким бы ни был наш ответ, мы не можем не признать того, что они были православными людьми. Опять же «православными» не в смысле «знака качества», а той парадигмы или системы координат, в которой мы вправе говорить об и жизни и трудах, взлетах и падениях. И поэтому должны признать, что ключом к пониманию вятской истории, без сомнения, являются не только профессиональные знания ученого или читателя, но также его опыт «жизни во Христе», то есть личный опыт жизни в той «системе координат», в которой жили его деды и прадеды. Как известно, подобное познается только подобным. В противном случае, глядя в книгу или в рукописи, можно увидеть … сами знаете что.

Яркий пример такого непонимания и связанных с ним домыслов приходится слышать, когда экскурсовод начинает рассказ о битве в Раздерихинском овраге – о том, как вятчане много веков назад темной ночью «своя своих не познаша и побиша» под городом войско устюжан, которое по ошибке приняли за татарское войско. Каждый раз, когда экскурсовод произносит эту знаменитую фразу, хочется воскликнуть как Станиславский: «Не верю! Не верю, чтобы русские люди своих же русских людей не узнали во время … брани!» Ведь не случайно на Руси битву называли именно этим словом. Мечом махать – это вам не «мышкой» «кликать» в компьютерных играх. Тут не только хорошие, но все слова вспомнишь. Особенно, когда этим мечом по тебе попадет, пусть даже не острием, а плашмя. Не могли вятчане в ту ночь не знать, что бьются с такими же русскими, православными людьми. Вот где «своя своих не познаша»! Но что делало под Хлыновым устюжское войско, и почему с ним бились вятчане? Почему спустя годы вятчане и устюжане отметили место той битвы часовней Михаила Архангела, а овраг из Вздерихинского переименовали в Раздерихинский? Эти вопросы, как и подлинное понимание той трагедии, возможны только в контексте православной традиции. В противном случае остается лишь слушать басни и заедать их «Раздерихинскими» пельменями. Ох, беда, беда… Постараемся ее избежать.  

 

Протоиерей Александр Балыбердин

 

 
 
 
Статистика
КАК
ПОЗНАКОМИТЬСЯ
С НАУЧНЫМИ ТРУДАМИ

Международной
конференции

"Церковь в истории
и культуре России" ?

Подробнее ...

Страна Вятская © 2017
Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Сайтов YandeG HotLog